Вчера подслушал разговор на кухне, состоявшийся между зятем и сплотившимися вокруг него женщинами моего семейства. Повесткой определили , что дарить "Троцкому" на день рождения, как справлять великий день и как себя вести если мой брат Лемар напьется. После того, как родственники , при помощи калькулятора, вычислили мой возраст , удивляясь - почему результаты у всех разные, перешли к обсуждению меню и подарков. Моя супруга , которая прожив со мной 40 лет , до сих пор не знает моих пристрастий утверждала, что я сладкоежка и хотя всем в этой семье известно , что я люблю корюшку или , на худой конец, селедку, дамы утвердили меню - пирожные, торт, апельсиновое желе, домашний лимонад. После такой умственой перегрузки родственники пили чай и вспоминали жизнь. Почему-то мою жизнь. Агата вспомнила нашу жизнь в коммунальной квартире. Как я вырыл за ночь фонтан во дворе и перенес его в хол. Было такое. Не спорю. Только , мне кажется, было бы честно упомянуть, что на месте фонтана собирались строить прачечную и фонтан был бы уничтожен. Вспоминали как я взял в путешествие по средней азии Катерину (дочь) просверлив дырочки в чемодане , поскольку экономил на билетах. Как чуть не укокошил соседку Марию Абрамовну, представ перед ней в длинной пижаме и ночном колпаке с канделябром в руке (а что ей было нужно ночью возле моего буфета с самогоном?) На последок зятю рассказали историю как я выводил новый вид червяка в коммунальной ванной. Засыпав ее землей и оплачивая соседям посещение бани. Тут я возмутился и вышел из-за холодильника. Я обвинил рассказчиков в намеренной клевете , так как в коммунальной ванной я не выводил червяков, а наблюдал цикл рождения комаров. И не несу ответственности , что выращенные мною комары оказались крупными и агрессивными.
Женщины - такие фантазерки.

Итак день прожит.Женщины весь день пребывали в кулинарном ударе. Им помогал мой брат Лемар (исключительно ради возможности находиться в опасной близости от бутылки конька).Пять раз заскакивала за спичками соседка Зоя Витальна, в шестой раз ее все таки пригласили на торжество.Естественно все в этот день пытались мне угождать, по этому старались держаться ближе к кухне избегая близкого контакта.
Я ходил по квартире с удивлением обнаруживая, что могу попасть в ванную комнату и туалет без барабанной дроби в дверь и угрозы сжигать книги которые там читает мой зять. Что фикус, который мне подарила Катерина год назад - не стоило поливать прокисшим вином. Что под диваном зятя, где я прячу папиросы, живет паук (теперь это домашний любимец внука). Что если плюнуть в форточку - на улице кто-то обидится.После четырех стали собираться гости. Прием происходил в лучших традициях нашего дома. Гости в прыжке проскакивали под антресолькой, на минуту останавливались снять пальто и втянув носом воздух произнести: «Ммммммм… какой запах! Уксус пролили?».
- Это Августа готовит торт, - информировал гостей Лемар разбивший бутылку уксуса. Гости собирались в столовой и, встав в очередь, принялись одаривать меня немыслимой чепухой.
Пришел Лемар. Заикаясь сообщил, что коньяк заканчивается. Тут же все стали решать, кто пойдет за напитком. Лемара решили не пускать, поскольку может вернуться пьяный и втроем. Гости недобрым взором изучали потенциальную фигуру зятя. Зять, блеснув очками, возмущенно потрясал сыром, за которым ходил все утро. Женщины мгновенно сбежали на кухню. Мое предложение пить вино собственного приготовления, гости встретили ответным предложением сходить в гастроном и купить то, что можно пить.
В результате отправили заскочившую за очередной спичкой Зою Витальну.
Потом все произносили здравицы. Шумели. Вспоминали приятные моменты из жизни.
Еще потом выяснилось, что половина родственников и знакомых остается у нас пожить недельку. Общая суета с постельным бельем. Внук принесший нового «друга» паука знакомится с Зоей Витальной. Как следствие орущая Зоя Витальна. Спящий в ванной Лемар. Убаюкивающее тиканье напольных часов. И подарок зятя на письменном столе – разбухший томик Фейхтвангера и сборник мультфильмов «Шрек».

Когда выпадает снег, мы с внуком бежим на улицу торопясь застать белизну тротуаров, дорог и детских площадок. Вся окрестная детвора , также высыпает во дворы и на бульвары в сопровождении нянюшек, мамушек , бабушек и прочих родственников. Самая частая фраза, которую мы слышим после снегопада : "Детонька! Играй быстрей в сугробе пока его собаки не за..рали!". Детоньки послушно ныряют в сугробы, роют норки, хвастают найдеными в снегу пробками и бутылками.
Вчера внук был героем детской площадки, так как взял на прогулку паука. Паук был помещен в спичечную коробку. Коробка прижата к сердцу.
Через пять минут весь бульвар вопил детскими голосами, что им тоже нужен паук в спичечной коробке. И чтоб на коробке был Гагарин, а не какой нибудь локомотив. Бабушки, нянюшки и прочие родственники , вооружившись сотовыми телефонами звонили домашним с указанием добыть насекомое или копить деньги на детского психолога. Далее мы с внуком наблюдали , как из подьездов выбегают полуголые отцы с коробочками и баночками и, роняя тапочки, мчатся к любимым карапузам.
Вскоре, вся детвора надменно посматривала на нашего паука, демонстрируя разной величины тараканов. Внук был несколько обескуражен, пока не обнаружил, что у его насекомого на две ноги больше. Вызвав, своим наблюдением новый приступ зависти, внук наслаждался почетом и уважением. Когда мы находились в зените славы - появился зять и сообщил , что обед стынет. Все таки мой зять ничего не понимает в жизни. Тут тараканы, пауки , а у него какой-то оБЕЕЕд.

Лучший (после меня) друг моего несравненного внука - Паук Степан, не пережил зимней прогулки и обрушевшейся на него славы. Утром в 9.30 была констатирована смерть.
Очередь соболезнующих выстроилась в детскую , где внук прощался с (незнаю как это назвать ..) "тушкой" покойного. Женщины сочувственно вздыхали.Мой брат Лемар твердил , крепко сжимая плечо внука, - "На войне и не такое бывало". Зять требовал вскрытия для установления своей непричастности.
В 10,00 были устроены импровизированые поминки и обсуждение похоронного обряда. Зять настаивал на туалетном смывании, как недорогом и необременительном способе погребения. Женщины не возражали. Гости , оставшиеся у нас пожить, живо учавствовали в осуждении предложения зятя и , подхалимски, поддержали меня с идеей продемострировать внуку древнеегипетский погребальный обряд.
Поскольку , вместе с гостями и Лемаром (надеявшимся на поминальную тризну), меня было больше зятя с его фанатками - полезли в интернет и домашнюю библиотеку изучать вопрос мумификации и прочих ритуальных особенностей.
После полудня все вновь собрались в детской, уже обремененные знаниями и решили процесс мумификации исключить (как малоприятный для исполяняющих и наблюдающих), сами похороны не растягивать на неделю, а сократить до разумных временнЫх пределов.
В результате в спичечный коробок , где лежал покойный , запихнули кусок торта (на случай если покойный проголодается), скарабея заменили дохлой мухой из оконного проема. Чтобы "ка" покойного смогло узнать свое тело - на спичечном саркофаге внук нанес изображение Степана.
В последний путь провожали только близкие - я, внук и зять. Во дворе, в сугробе был вырыт туннель, который послужил усыпальницей, а рядом так называемые "кенотафы" (ложные гробницы от набегов мародеров).
Зять очень натурально изображал плакальщицу, чем привлекал внимание гуляющих. В это утро мы были звездами детской площадки.
Когда мы вернулись с похорон, внук подошел ко мне и сказал : "Давай завтра еще кого-нибудь похороним?"

Галина и Павел - очень отдаленные наши родственники. Настолько отдаленные, что я сомневаюсь в родстве как таковом. Иногда мне кажется, что они использовали одинаковую фамилию, чтобы втереться в родство. И хотя моя жена Агата уверяет меня , что это именно мои родственники, я невольно ищу в их лицах портретного сходства с семейством моего зятя.
Вчерашним вечером, за чашкой чая (хотя какой у Лемара в чашке чай?), Галина и Павел, приехавшие на юбилей и оставшиеся пожить, объявили о своем отъезде. Августа , в комнате которой они расположились, очень живо предложила им помощь в сборах и даже пожелала оплатить такси до вокзала. Лемар , углядевший в этом событии намек на праздник, предложил отметить отъезд. Агата побежала бронировать билеты. И только мой зять, решив быть деликатным, предложил им погостить еще.
После этого смелого предложения - наступила Моэмовская пауза. Галина и Павел с благодарностью смотрели на зятя, остальные смотрели в окно. За окном, в свете фонаря кружился снег. И , незнаю как все, но один человек за столом точно думал - как будет смотреться фигура зятя, подвешенная за ноги на этом фонаре в вихре снежинок.
Зять робко оправдывался тем фактом, что гости еще небыли в Третьяковке.
Галина и Павел, прекрасно понимая, что второй оплошности зятю сделать не дадут, быстро приняли предложение и пошли распаковывать чемодан.
Агата разразилась многозначительным кашлем. Лемар подлил , что-то в чай и выдохнул. Августа печально вздыхала и с укоризной бросала в мой чай седьмой кусок сахара.
- Такие прекрасные люди, - попытался оправдаться зять уронив очки в омлет, - любят живопись.. наверное..
С третьяковкой , в нашей семье, связаны самые разные истории. Самая страшная - когда там моя дочь познакомилась с зятем. Катерина честно призналась, что саначала она приняла его за бандита. Он преследовал ее по залам вызывая самые мрачные подозрения у нее и старушек-смотрительниц. Потом он подкараулил ее у выхода и вручил букет из трех ромашек и пирожок. Окончательно напугав и запутав мою дочь, он потащил ее в кафе где , старясь показаться утонченным, заказал кофе по французски. Катерина помнит страх и отчаяние в его глазах ,когда им на столик взгромоздили два тазика с полуметровой башней из сливок. Потом он провожал ее домой и разбил очки, а заодно сломал палец на ноге пытаясь сбить сосульку на водосточной трубе. Через три дня он пришел в наш дом и вручил всем цветы. Мне достались две розы.

Мой брат Лемар сумел красиво состариться. В юности (судя по фотографиям) он выглядел тщедушным, сутулым и поздно познавшим женскую ласку. В зрелые годы, его фигуру, помещенную в пальто фабрики "Большевичка", вообще сложно рассмотреть. Но старость он встретил орлиным профилем, благородной седой шевелюрой, длинными сухими пальцами и горящим чернооким взором.
Мои ровесницы, любящие оккупировать скамейку у подъезда, при виде его вздыхают, а при виде меня, с хитрым прищуром, вопрошают – «Как поживает супруга вашего братца?»
- Померла, - отвечаю.
- Хорошо, - кивают ровесницы и начинают шептаться.
Главная поклонница Лемара, Зоя Витальна, очень любит зайти к нам в поисках хозяйских мелочей. Подозреваю, чтобы иметь возможность просить у Лемара спички - она начала курить.
Женский пол всегда был любопытен к его персоне.
Вернувшись, после войны, домой Лемар пошел по лихому и увлекательному пути алкоголика. Лиговка, где мы тогда жили, благоприятствовала опытными собутыльниками, а его фронтовые рассказы вызывали сочувствие и желание «подливать».
Домой его доставляли исключительно женщины, исключительно заплаканные и трезвые.
Мне было лет двенадцать, когда он взял меня прогуляться по Таврическому саду и там, на засиженной голубями скамейке, я слушал его фронтовые рассказы. Тогда я был сильно разочарован. Вместо воспоминаний о боевых подвигах я услышал повторяющуюся, как поцарапанная пластинка, фразу которую он шептал в стакан с водкой – «кровь, такая горячая льется по рукам… весь снег в крови».
Потом в журнале напечатали повесть о партизанах Белоруссии и он, скупив почти весь тираж, показывал главу, в которой был описан он. В главе говорилось о молодом партизане, который сидел поодаль от костра и молчал, а когда корреспондент задал ему вопрос, тот говорил о крови на руках.
Лемар дарил журнал исключительно женщинам. Те пробегали глазами по подчеркнутым красным карандашом строчкам, сморкались в платочек и дарили ему материнскую ласку.
Женщины стали смыслом жизни Лемара и он самоотверженно себя им отдавал.
Во время фестиваля молодежи он привел в дом женщину-негра. Женщина-негр по-русски не говорила, но смотрела вполне себе влюблено и с готовностью идти на край света.
Он был женат восемь раз официально и не помню сколько раз неофициально.
Так вот. Вчера. Мой зять сказал Лемару – «Вы ничего не понимаете в женщинах»