Вчера, зять заблудился в тумане. Вышел вечером за кефиром и заблудился. Позвонил нам из зоомагазина, что на соседней улице и просил его забрать.
Пошли за ним втроем – я , Августа и Катерина. Обнаружили возле аквариума с черепашками. Узнали сразу. Тетя Сима ведет войну с попугаем , а в перерывах, конфликтует с владельцем заграничного авто стоящего во дворе. Авто имеет приятный, небесный оттенок, что дает повод тете Симе называть и авто и автовладельца «голубым».
Каждое утро просит нас выбирать – «либо я , либо попугай». Мнения разделились. Часть семьи выбрала тетю Симу, внук и Лемар – попугая. Автовладелец сдался и ставит машину со стороны улицы. Агата весь вечер рыдает над гибелью, неизвестного нам, медработника из сериала. Лемар назначил свидание Зое Витальне на лестничной клетке и не пришел.
Тетя Сима откровенно его за это презирает и поднимает ставки в покер. Забегал Борис-друг-семьи. Выпил весь чай. Отремонтировал изолентой мой стул, который сломал.
Я постоянно в недоумении от приветливости моих близких. Когда на наш дом, сваливается очередной родственник или гость, его ведут на кухню и сажают на «самое лучшее место». Так и говорят – «Вот вам самое лучшее место». Говорят, игнорируя мое честное лицо, и сажают на МОЕ место возле окна.

В каждой семье должен быть свой Рабинович. Наш Рабинович – племянчатый родственник моей жены, наносящий ежегодные визиты в Россию из США дабы влюблять в себя симпатичных москвичек.
Фигура он довольно странная. Рабинович он по отцу, а по маме он Вася. С таким сложным названием очень непросто определиться в жизни. Вася Рабинович смог. Он стал наглым , а заодно программистом. В этот воскресный день, Вася прилетел в Москву знакомиться с девушкой из интернета.
Девушка на фотографии выглядела вполне фотошопно. Правда зять предположил , что на фото мужчина, поскольку у нее были усы, но всем остальным девушка понравилась. И даже никто не спросил, что Вася сделал с той, что была в прошлом году.
(Никто кроме Катерины. У нее с Рабиновичем особые счеты - каждый год он ей дарит коричневый спортивный костюм из плюша. За это получает, в ее лице, дурно настроенного врага и голос совести).
Тетя Сима была среди тех, кто выбор Васи одобрил, хотя смотрела но фото без очков. Вечером Вася отправился на рандеву. Его провожали, крестным знамением, все жильцы плюс соседка Зоя Витальна. Вернулся Вася рано - в два часа понедельника . В помаде и вспотевшем костюме. С фингалом под левым глазом. Губа оттопырена толи от гематомы, толи от гордости.
Нам было некогда спрашивать, как все прошло, поскольку все спали.
Утром, в понедельник, тоже не успели спросить, из-за случившейся трагедии в метро.
А во вторник Вася улетел.
А мы остались. И вопросы остались. Мне , например, очень хочется узнать отчего Вася вспотел.

У нашей соседки Зои Витальны есть две интересные особенности. Первая –  бигудя на лбу , вторая – она любит поговорить о Льве Толстом.
Льва Толстого, Зоя Витальна не читала, но фильм смотрела и это вполне позволяет ей разводить дискуссию об «Анне Карениной» весь вечер, доказывая и утверждая темпераментно встряхивая бигудей.
После ее визитов, все семейство перечитывает роман, отмечая для себя неточности пересказа Зои Витальны.
Третьего дня Зоя Витальна замахнулась на дневники Льва Николаевича. Из всего многообразия событий жизни писателя она вынесла для себя одну единственную фразу , написанную русским гением после первой брачной ночи – «Не то!».
Тетя Сима, выслушав восторги Зои Витальны, посоветовала – «Замуж тебе пора».
Неделю назад, тетя Сима, освоив подъездный домофон, решила пойти дальше и научиться пользоваться компьютером. Из всего интернетного многообразия, тетя Сима,(по совету Васи Рабиновича) выбрала для себя самое необходимое, а именно сайт знакомств.
Теперь ей двадцать один год, ее зовут Варвара, живет в Париже (тетя Сима всегда хотела там побывать) и она познакомится с мужчиной до 40 с серьезными намерениями.
Все это тетя Сима рассказала Зое Витальне, и посоветовала следовать ее примеру. Теперь мы избавлены от визитов нашей начитанной соседки. Два дня уже никто не заходит. Не путает Вронского с Безуховым.  И не проводит параллели с сегодняшним днем. Грууууустно то как стало.

- Не жужжи!
-????
- Не жужжи!!!!
- ?????
- Кончай жужжать я сказал!!!
На циферблате будильника 6 утра.
Над моей головой зять с газеткой в руке.
Поняв , что зять , наконец, сошел с ума и сейчас будет мстить миру сложенной в трубочку газеткой, пытаюсь незаметно нащупать тапок.
- Не жужжи! – взмахнул газеткой зять.
Я ,инстинктивно, запустил в него тапком.
- Ой. Вы проснулись? – лицо зятя стало подозрительно доброжелательным. – А тут к вам шмель залетел.
- Ты его выгнал?
- Неееет.– зять тревожно посмотрел в окно,- он спрятался. Ну, спите, а то рано еще.
Зять, на цыпочках, покинул мою комнату.
Я с минуту размышлял, возможно ли придумать другую реплику, способную так окончательно прогнать сон?
Потом в голову пришла мысль, что я остался один на один в комнате с напуганным и злым насекомым, имеющим в ассортименте жало…. На кухне тетя Сима и Лемар слушали патефон , а именно речь Сталина которую он произносил в 1936 году на восьмом съезде КПСС. Под звуки шипенья, скрипа и сипа в которое со временем превратилась запись на пластинке, зять, у плиты, творил несъедобное. За чаем я рассказал бесценному внуку, как его героический отец, при помощи только одной газетки, принудил залететь в мою комнату разъяренного шмеля.
Женщины, как обычно, стали восхищаться отвагой и телосложением зятя и никто не подумал каково это, проснуться и увидеть перед собой шимпанзе в очках, с газеткой которая шепчет тебе в ухо человеческим голосом «Не жужжи». Не получив ни капли сочувствия от родственников, отправился с внуком искать шмеля.
Вместо шмеля нашли весы. Предмет ненависти моей дочери, которые она «потеряла» три года назад.
Взвесились. Сначала внук, потом я , потом я вместе с внуком, потом я с внуком и фикусом… когда мы взвешивали клетку с попугаем, плюс фикус, плюс пятитомник Бунина нас застукали и отправили гулять.
Гулянье принесло массу впечатлений от покрашенной фиолетовой краской детской площадки.(которая высохнет , видимо, только к зиме). Вернулись домой в тон песочнице , вооруженные тремя новыми, неприличными словами. К этому времени дома, шмель уже нашел зятя и отомстил за испуг. Зять стоял в ванной, засунув палец под струю холодной воды и изображал поражение. И вот как-то сразу солнце выглянуло. И в душЕ Шаляпин запел.

Все мои родные и близкие, испытывают священный ужас перед нашим дачным клозетом. Более того. Дачные воры ни разу не покусились на наше загородное хозяйство, испытывая смешанные чувства перед этим монументом мысли.
Описать его довольно просто - если вы помните, как выглядят противотанковые ежи, то мысленно пририсуйте к ним дверь с окошечком в виде сердечка и муравейник. Еще одна странная особенность родственных мне дам – это необъяснимая тяга к закупке медицинской ваты. Недалеко от нашей дачи расположен аптечный киоск. И каждое утро, мои дамы, накрасив губы и надев бусы, торжественным гуськом отправляются за ватой. Теплые дни было решено встретить на даче-попой-вверх. Решение далось трудно. Мой аргумент - потому что воздух для внука не произвел впечатления. Все четко осознавали – если дача, то сосед милиционер по имени Лев Тютчев, а он пьет самогон самоварами и ходит в носках по улице, но у него фаянсовые «условия аля унитаз» и он в них пускает (если хорошенько попросить и выпить из самовара на брудершафт). Семейных мамонтов вроде тети Симы и Лемара взялся отвезти в латифундию Борис-друг-семьи. Тетя Сима напрочь забыв , что Борис привез ее в дом после переезда и Ленинграда, отнеслась к оному с подозрением и потребовала документы. Из документов у Бориса, при себе, были только фантик и сто рублей, поэтому Тетя Сима предложила партию в покер.
Зять в это время решал проблему, как упаковать клетку с попугаем и вступил в долгую дискуссию с последним.
Агата с Августой перебирали библиотеку в поисках книжек, «которые не жалко на дачу, но нескучно почитать». Нашли сборник песен 37 года. Стали петь, потом ругаться кто перевирает мотив.
Катерина в приступе рипофобии намыливала блистательного внука из соображений, что тот хотя бы первый час загородом будет чистым.
Лемар относил комнатные цветы к Зое Витальне и возвращался каждый раз все более веселым. Поздно вечером , когда все были готовы к отъезду тетя Сима явилась миру с патефоном в руках и заявила что сегодня у нее день рождения.
(Тетя Сима обычно выбирает день своего очередного восьмидесятилетия по отрывному календарю. Если ей симпатичен праздник, то она к нему присоединяет свой юбилей). А ведь я знал, что они найдут повод не ехать загород. Ну не нравится им туалет, который я построил.

Приснился мне давеча сон удивительный. Будто не человек я вовсе, а памятник Циолковскому. Сижу себе в Боровске на площадочке , а тетя Сима мне к подножию цветы возлагает. А зять предприимчивый цветочки те подбирает и запазуху прячет. Я ему с высоты величия памятного :- Ты что же паразит деешь то?
А он мне в ответ : Вы милейший наклевались вчера с Лемаром коньячкус, а теперь вот памятником прикидываетесь. Стыдно-с.
Проснулся от ужаса.
Мне когда такие сны сняться – явная примета – к событию.
Предчувствия не обманули. В комнате, в районе компьютера, раздавались резкие шлепки. Тетя Сима писала письмо в блог президенту, с требованиями подключить горячую воду. Августа из коридора подсказывала ей названия болезней которыми необходимо было разжалобить главу государства, дабы он прекратил беспредел. Я подоспел прежде чем тетя Сима подписала петицию фразой «Любящий Вас Шимон Перес.» и успел предотвратить международный скандал. Следующее разочарование в жизни меня ждало на кухне. Подозрительно отсутствовавший все утро зять, явился к чаепитию. Он вошел на кухню походкой которою мои дамы называют «царственной поступью», то бишь на кривых ногах, качаясь под тяжестью предмета несомого в руках. Несомый предмет выглядел как инопланетная личинка и назывался водонагреватель. Через полчаса, когда стихли дифирамбы в честь героического зятя и восторги от вида инопланетной личинки, было решено , наконец, внедрить в наш быт этот гений китайской инженерной мысли. Как человек с большим жизненным опытом я понял, что сегодня в квартире будут думать матом и потому решил отправиться с внуком на пленеры. Пленеры сегодня были в виде баобабо-фикуса в квартире Бориса-друга-семьи, который мы передвинули на солнечную сторону окна под аккомпанемент Егора (сына Бориса) уверенно лупившего по клавишам фисгармонии что-то из Шнитке.
Потом мы дружно читали инструкцию к водонагревателю, которую я предусмотрительно захватил с собой.
Борис читал на манер Бродского и всем понравилось. Вернувшись домой. Мы встретили на пороге тетю Симу многозначительно заявившую
: «Зато он помнит когда у меня день рожденья!»
В ванной, по локоть в пене, стоял зять и прибивал одиннадцатым гвоздем крючок для водонагревателя. Повесив оный на стену , он ,вдруг, усомнился в крепости данной конструкции, а именно вышеозначенного крючка, поскольку тот был пластмассов и гуттаперчев, а водонагреватель совмещенный с водой весил кг двадцать пять.
Выделив из семейного состава наиболее податливого к обещаниям сорокоградусных удовольствий Лемара и подперев им нагреватель, зять объявил что желающие купаться могут выстроится в очередь.
Выстроившаяся очередь недоверчиво осмотрела фигуру Лемара, и усомнилась в том что сей элемент конструкции не будет отпускать шуточки при виде моющихся женщин.
Тогда зять смелым взмахом вылил на себя флакон шампуня и скомандовал Лемару – «Включай».
Первая капля кипятка вернула моему зятю тот небольшой разум, который я наблюдал у него одиннадцать лет. В течении пяти минут, пока созревала вторая капля кипятка, зять пытался постичь тайну нагревателя отрывая от него детали и провода. Женщины мужественно держали отвертку подбадривая своего кумира восторженными эпитетами, напрочь забыв просьбу героя отключить аппарат от электрической розетки. Электротерапия оживила в зяте воспоминания об инструкции к прибору. Он вспомнил, что она была бумажная и на дне коробки.
Я же ему возразил, что у него иллюзорное восприятие мира, так как инструкция вовсе не на дне коробки, а часть библиотеки Бориса-друга-семьи. Женщины бросились звонить Борису и уже под его чутким, телефонным руководством, зять таки доломал то, что осталось от этой космической техники. Вечером меня заставили замотать скотчем все то, что успел оторвать мой зять от водонагревателя. Внуку вручили то, что отвалилось само и отправили нас на помойку. А ведь какое умиротворение есть в том, как на плите булькают кастрюльки с кипятком, а я сижу, попивая чай с мятой. Женщины суетятся, посматривая, не выкипела ли вода. Обматывая кастрюли полотенцами, торопятся в ванную, где стоят клубы пара. В ванной уже вымытого и причесанного внука кутают в махровое полотенце и зовут зятя смывать шампунь с головы. Зять встает величаво, гордо поднимает голову заботливо обернутую майкой, чтобы не капал за очки шампунь. И в эту минуту я понимаю что это МОЯ майка.