- Я теперь Сыроед! – заявил зять изучая поверхность своего живота.

- Начинается, - скорбно отозвалась дочь, глядя на гору фрикаделек приготовленных ею за день.

- Вы будете кушать сыр? – попыталась уточнить тетя Сима.

- Нет, Симочка. Сыр в этом доме теперь никто не будет кушать, - пояснил я , - мы будем кушать только одуванчики и , если свезет, размороженный минтай.

- Какая прелесть , - неуверенно одобрила идею сыроедения тетя Сима.

- Это действительно прелесть , - зачирикали мои дамы, - как жаль что в прошлом году мы продержались всего только два дня. Но даже за эти два дня…

Мой зять третий год пытается стать Сыроедом. Мои спутницы жизни маниакально поддерживают его идеи вплоть до того момента, когда я их застаю ночью  на кухне с котлеткой в зубах.

Мне не нравятся идеи зятя. Они добавляют опасную новизну в облик моих родных. Пока они смешивают петрушку с бананом, а ты в этот момент украшаешь  отбивную  какой-нибудь особо запрещенной приправой , тебя преследует  непонятное чувство тревоги .

 

Для меня не стало большим потрясением  обнаружение зятя возле холодильника в три часа ночи. Я правда был немного удивлен, что он продержался так долго так как его последовательницы уже навестили холодильник в половине первого и посрамленно  разошлись по комнатам. Но мне понравилось, как зять притворялся лунатиком и ходил с закрытыми глазами. Я даже почти поверил, что он спит, если бы он , выходя с кухни не сказал бы мне - «Спокойной ночи».