Когда моя сестра Августа запихивала в принтер толстую пачку бумаги, чтобы распечатать объявление о найденном попугае – я уже знал, что ни один здравомыслящий человек не откликнется на это воззвание. Более того, я подозреваю, что бывший хозяин птички мог переехать, чтобы исключить возможность случайной встречи с питомцем. Но лишить мою сестру последней надежды я не мог.
Когда окончательно стало ясно, что этот зверь поселился у нас навсегда, было решено купить клетку, дабы обеспечить ему личное пространство, а нам безопасное перемещение по квартире.
За клеткой отправили зятя.
Зять, на данный момент, единственный кто восхищается дерзостным характером попугая.
Правда есть еще Лемар, который раз в три дня помогает попугаю орать песню.
Ну, еще Агата, научившая его пить из пипетки..
Ну, внук тайком крошит ему диетическое печенье своей маменьки.
Но я, Августа и моя дочь (которая ежедневно убирает квартиру) мысленно желаем ему найтись.
Сначала, за клеткой хотели послать Лемара, как семейного орнитолога, поскольку у него когда-то жила канарейка. Но нам на днях позвонили из вытрезвителя и сказали что «гражданин Непомня» не оплатил штраф. Другого члена семьи способного на вопрос - «Как ваша фамилия?», ответить – «Непомня» кроме Лемара мы не держим. По сему, теперь Лемара из дома выпускаем без денег и в сопровождении Августы. Ушедший за клеткой зять, вернулся затемно и принес мешок корма который наша птичка могла бы смело вписать в завещание и накормить несколько поколений попугаев.
Вслед за зятем материализовался друг семьи Боря, несший на спине решетчатый вольер.
На вопрос «зачем такая большая клетка?»- зять ответил, что попугай может оказаться беременной самкой и осчастливить нас потомством.
Перспектива стать обладателями десятка зеленых засранцев, временно лишила меня рассудка, и я оказался в числе тех, кто клетку одобрил и позволил внести в дом. Загнать пернатого революционера в клетку занятие увлекательное, но утомительное. Через час все испытывали к бесстрашной птице уважение.
Еще через час додумались поставить в клетку мусорное ведро, как единственный предмет, к которому попугай был расположен толерантно и даже испытывал чувство.
Мы с внуком пили чай, когда из гостиной раздался победный вопль родственников и ненормативная лексика рассерженного, но побежденного «пучка перьев».
Оказавшись в клетке, попугай тут же перестал быть «гавнюком» и получил простое человеческое имя «Калигула». За вечерним чаем женская часть населения активно скучала. Им стало невыносимо жаль «бедную птичку запертую в неволе». Послышались вздохи и переживания –«Ах, как он там?», «Ах, как он порхал над столом», «Ах , какую удивительную меткость он демонстрировал когда мимо проходил Лемар», ах , ах, ах.. Кто из них выпустил попугая из клетки, остается только подозревать. Я утешаюсь мыслью, что летом я стану открывать окна настежь и тогда в моей жизни наступит парадиз.